I solemnly swear that I am up to no good
Волчьего меха серебряный плен,
Небо седьмое осыпалось снегом.
Всё, что мне отдали боги взамен -
Белая небыль...
Кружится вьюга, сметая следы,
Запахи, тропы.
Я заучил поцелуи Зимы -
Белые ноты...
Сонной Луны колдовское руно,
Свет на ресницах.
Нежное пишут мне в небе письмо
Белые птицы...
Это не больно. Серебряных пуль
Ночь не боится,
Ждёт меня где-то медовый июль
С белой волчицей...

Волчьего меха полуночный сон,
Запахи, ноты.
Вспомню ли утром серебряный звон,
Белые тропы...

***

Захотелось Зимы...Снегопада в оконном проёме,
Полумрака в квартире, и вязи вечерних теней.
И холодного виски, и линий судьбы на ладони,
Отрицающих мне расставанье осеннее с Ней.
Вечных скрипок метели звенящее лёгкое эхо,
То, что кружит и кружит потерянных в снежном плену,
Перепишет всё набело, сверит забытые вехи,
И кристаллами снега укроет, шутя, суету.

Захотелось Зимы...Снегопада в оконном проёме,
И не верить, не верить, не верить в реальность дождей,
Перелистывать сны, в в января ледяные ладони,
Осыпаясь беспечно снежинками прожитых дней.

***

Полнолуния реки - в окно, через край...
Иногда так бывает, девочка.
Что-то волчье во мне в эту ночь. Встречай -
Буду грубым слегка, по мелочи.

Закрываю глаза - сонный лес шумит,
Пахнет хвоей, далёким озером...
И манит меня вновь золотой магнит -
Волчьим богом, запретным Хоресом.
Кто смешал мою кровь с серебром дождя,
С потаённою верой древности,
Звездопадами снов, что сильней меня,
И рассудка холодной бренности...
Кто развеял по ветру туман в ночи,
Колокольчики - синим бисером?
Я тоскую по-волчьи о том...Молчи..
Что вернуть в мою жизнь немыслимо.

Полнолуния реки - в окно, через край,
Иногда так бывает, девочка...
Что-то волчье во мне в эту ночь. Встречай -
Зверя, с полной душою нежности.

***

Она бродит по городу собственных снов,
В алых туфельках, в платье из чёрного шёлка.
Ей знакомы названия улиц, мостов,
И мужчина, в мелькнувшей вдали треуголке.
Мостовые, прохожие, свет фонарей,
Этот запах весенней и влажной сирени…
Это всё уже было, наверное, с ней,
Пару жизней назад, на исходе апреля.
«Это всё уже было»…Прошепчет листва
Тех деревьев, чьи кроны давно опустели.
На ладонях Её сплетены кружева
Отражений других и других менестрелей.
И реальности этой скупой полотно
Не отпустит обратно – в весеннюю полночь,
Где так плакали скрипки, горело окно
Таким ласковым светом, что лучше не помнить.

Она бродит по городу собственных снов,
В алых туфельках, в платье из чёрного шёлка…
Ей знакомы названия улиц, мостов,
И мужчина, в когда-то моей, треуголке.

***

@темы: (с)тихи